Косово — точка разрушения Европы
10 августа
👁 749

Мировая политика — это в первую очередь искусство обмана. Пока пара миллиардов человек в Азии гадали, состоится ли визит представителя американской администрации на Тайвань, опытные руки незаметно подожгли фитиль пороховой бочки Европы. Обстановка на границе Сербии и самопровозглашенного Косово менее чем за сутки накалилась до состояния, близкого к войне. Регион настолько близок к очередной вооруженной эскалации, что миротворческие силы KFOR уже заявили, что готовы вмешаться, если пограничный конфликт перейдет в стадию обмена ударами.

Балканы не зря имеют дурную историческую славу пресловутой бочки. Достаточно небольшой регион населяют представители разных национальностей, религий с диаметрально противоположными взглядами и устремлениями. Дело осложняется еще и ворохом застарелых обид, где густо замешаны кровная вражда глубиной в столетия и стремление вернуть себе те или иные территории. Помимо этого, Балканы — извечное поле пересечения интересов сверхдержав (США, Европы, Британии, Турции и России), что только сильнее затягивает узел противоречий.

Сегодня ставки на мировой политической арене высоки как никогда. В этот самый момент, когда планы по сдерживанию двух главных стратегических оппонентов США — России и Китая — с треском рушатся, в Европе, как лужа бензина, к которой поднесли зажигалку, вспыхивает сербско-косовский вопрос.

Оставим прогнозы о дальнейшем развитии событий профильным специалистам и попробуем разобраться в предпосылках происходящего. Как ни странно это звучит, но одним из основополагающих факторов тут выступает энергетика, которую используют в качестве эдакого стилета, незаметно проникающего сквозь государственные границы и экономические доспехи.

По территории Сербии проходит участок магистрального газопровода "Балканский поток", ответвление от "потока" турецкого. Газовая труба заходит в Сербию в районе городка Заечар и покидает ее пределы возле населенного пункта Хоргош на сербско-венгерской границе. Мощность трубопровода на входе составляет 11 миллиардов кубометров, на выходе — девять миллиардов, то есть Белград использует на собственные нужды лишь пятую часть транзитного топлива. Не бог весть какие объемы, но в Европе, которая сейчас судорожно ищет и не может найти альтернативных поставщиков природного газа, это будет весьма болезненная потеря. Потенциальный военный конфликт поставит жирный крест на прокачке газа, ударив сразу по трем странам.

Во-первых, это Турция, чьи отношения с Вашингтоном в последние годы очень далеки от идеальных. Анкара с первых же дней СВО категорически отказалась вводить против Москвы санкции, подчеркнув, что будет проводить экономическую и энергетическую политику, выгодную исключительно ей.

Во-вторых, пострадает колючая Венгрия, упорно призывающая Евросоюз действовать логично и не обострять далее отношения с Москвой, так как это прямая дорога к экономическому и энергетическому коллапсу. Отключение сербского участка вновь поставит Будапешт в положение, зависимое от транзита по украинской ГТС, — то есть венгры, которые сейчас сами продают российский газ Киеву, одним махом лишатся статуса экспортера, дополнительных доходов от торговли ресурсами и рычагов политического влияния.

Ну и, конечно, основной удар придется на Сербию. Крохотная страна, со всех сторон сжатая не самыми дружелюбными соседями, вынуждена лавировать между сильными мира сего, пытаясь одновременно защитить интересы собственного населения, немало пострадавшего в предыдущие десятилетия. В памяти сербов еще свежи воспоминания о бомбардировках 1999 года, когда союзники по НАТО с марта по июнь бомбили все подряд, с особой тщательностью уничтожая мосты и объекты промышленной инфраструктуры. Потому можно легко понять состояние Александра Вучича, осознающего все потенциальные риски внезапно разгоревшегося конфликта.

Но не газом единым.

На территории Сербии находятся несколько угленосных бассейнов. Самый крупный из них расположен южнее столицы в районе общины Лазаревац. Второй — рядом с городом Костолац, здесь же, помимо угольных разрезов, создан мощный генерирующий кластер из нескольких тепловых электростанций.

Однако есть еще два угленосных района и расположены они на территории Косово, в непосредственной близости от линии напряженного соприкосновения. Несложно догадаться, что боевые действия на такой ограниченной территории сделают невозможной добычу черного золота.

Сербия в год добывает 42 миллиона тонн угля. Как и в случае с газом, на первый взгляд это сущая мелочь, но для Европы, которая уже 15 августа рассмотрит введение полного моратория на импорт российского угля и аврально расконсервирует старые ТЭС, на счету будет даже не каждая тонна, а каждый килограмм угля.

И здесь мы подходим к основной части нашего разговора. За кадром грозовой тучей висит вопрос, зачем и кто раскачивает Балканы.

В технике есть такое понятие, как вынужденный каннибализм. Под этим термином подразумевается принудительная разборка одного или нескольких аналогичных устройств, чтобы поддержать работоспособность наиболее ценного экземпляра. Сейчас подобная практика, например, массово наблюдается в украинских ВВС, где из трех-пяти самолетов кое-как собирают и отправляют в небо один истребитель или штурмовик.

В США наиболее выпуклый пример — судьба единственного стоящего в строю ледокола Polar Star. Он все еще бороздит ледяные просторы морей только благодаря своему близнецу Polar Sea, который уже 12 лет разбирают на запчасти и за их счет ремонтируют более удачливого собрата.

Сегодня Штаты входят в сильнейший за последние десятилетия кризис и рецессию. Проблема для Вашингтона заключается в том, что у него трудности с донором, которого можно было бы "разобрать на запчасти" для собственного спасения.

Россия и Китай крепко стоят на ногах, арабский мир ясно дал понять, что больше не желает быть дойной коровой Америки. Остается лишь один потенциальный донор — Европа. Старый Свет уже загнали в глубочайший кризис, фактически парализовав работу "Северного потока" и не давая никаких гарантий относительно судьбы следующих турбин.

Очередной балканский конфликт не исчерпан, а лишь поставлен на паузу его создателями. То, как будут развиваться события — и там, и на Украине, и вокруг Тайваня, — станет основополагающим фактором того, будет ли Европа пущена на заклание во имя спасения Америки.